письма_к_ближним.online / галерея
Пьер де Кубертен
Человек, возродивший Олимпийские игры
Важным сюжетом в разговоре об историческом ландшафте Старого и Нового Света в самом начале XX века является постепенно набирающее силу, а в дальнейшем получившее чрезвычайно широкое развитие, международное Олимпийское движение.
В этом процессе отразилось множество тем и сюжетных линий: от «телесно-ориентированной» реабилитации культурного наследия Античности и проектов гармонического развития человека и до профессионализации и политизации спортивных институтов или парадоксального конфликтного, но всё же смыкания с дискурсом, олицетворённым Третьим Рейхом в середине 30-х годов.

Во многом присущие олимпизму пафос и противоречия кристаллизованы в самой личности того человека, кто лёгкой рукой вызвал к жизни и переосмыслил древнюю традицию, и сегодня, более века спустя, воспринимающуюся как неотъемлемая часть международного культурного обмена.

Тело в наш хилый век не пользуется уважением, но это глубокая ошибка. Мы позабыли, что тело, союз органов, в своём целом есть орган счастья и что, расстроенное, оно делается органом, может быть, всех наших бедствий. До какой степени древние были умнее нас, до какой степени их взгляд на тело был благороднее! Они чувствовали, что тело — дух, что это — материальная видимость чего­-то божественного, и вот они берегли тело, как священный храм, держали его в великой чистоте, всеми мерами заботясь о красоте, силе, свежести, непрерывной молодости организма. Это был культ, где ничего не было материалистического. Прекрасное тело было идеалом, к которому стремились с религиозной строгостью. Не для каких-­либо низких целей, не для соблазна, а для восхищения ближних, для радости сознания, что вы чисты, что замысел природы в вас нашёл своё высокое выражение. Мы, теперешние, изуродованные изгнанничеством из природы, больные, чахлые, — мы забыли о психологическом ощущении физического совершенства. Едва выйдя из детских лет, мы уже не знаем, что такое свежесть, что такое полнота здоровья, органическое равновесие. Мы довольствуемся каким ни на есть состоянием тела, не подозревая, какая это измена счастью. Измятое тело есть измятый дух; какой бы ни был он тонкой природы, и может быть, чем более тонкой, тем томительнее ему покажется земля!
Михаил Меньшиков
«Письма к ближним» Т. 1 – 1902 год
Возрождение олимпизма

Пьер де Фреди, барон де Кубертен родился в Париже в 1863 году в аристократической семье.

Увлечение спортом и педагогикой, а также античной историей постепенно привело Кубертена к идее физической культуры, как начала, служащего центром гармонического развития человеческой личности.

Интересно, что в России ещё в 1870-х подобная интенция, получившая научную разработку, стала ядром прогрессивной педагогической системы выдающегося биолога, анатома, антрополога, врача и педагога Петра Францевича Лесгафта.
Олимпийские игры явились зримой эмблемой исповедуемой Кубертеном «теории физического образования» и были вдохновлены раскопками древней Олимпии, ставшими археологическим событием второй половины XIX века.

Хотя установить время зарождения Олимпийских игр не представляется возможным (они отсылают к мифологическим «временам самого Кроноса»), традиционно первые Игры, достоверно отражённые в исторических источниках, возводятся к VIII веку до нашей эры.

Они, безусловно, обладали религиозным содержанием. Важным конститутивным элементом Игр, своеобразно сохранившимся и в новой инкарнации, выступало т. н. олимпийское «священное перемирие», в ходе которого во всей Элладе полисам нельзя было вести между собой войну. При этом на протяжении нескольких веков само право проведения Игр являлось предметом продолжительных военных столкновений.

В начале XX века эта двойственность выразится в замещающей роли спорта по отношению к военному насилию и одновременно к тому, что сам институциализирующийся спорт будет дрейфовать в сторону политико-идеологического инструмента противостояния государств.

Сегодня, помимо прочего, широко декларируется и является конвенциональным пацифистский взгляд на ту функцию, которую выполняют международные спортивные соревнования, а медаль Пьера де Кубертена вручается Международным олимпийским комитетом за проявление благородства и верности духа «Fair Play». Вместе с тем, уже в первой половине XX века механизм принудительного или добровольного исключения той или иной страны из «олимпийской семьи» будет действенным жестом в международной политической игре.
Но все эти «обертоны» — в будущем, а пока увлечённый идеей популяризации спорта через организацию международных соревнований Кубертен выступает в Сорбонне с докладом «Возрождение олимпизма» (1892). Там же, на конгрессе в Сорбонне, два года спустя, в 1894 будет принято историческое решение о возрождении Олимпийских игр «на основах, которые соответствуют требованиям современной жизни».
Примечательно, что одного из главных своих единомышленников Кубертен обрёл в лице генерала русской императорской армии Алексея Дмитриевича Бутовского (1838−1917). Бутовский вошёл в первый международный олимпийский комитет.

Когда в 1896 в Афинах состоялись первые возрожденные Олимпийские игры, Бутовский испытал глубокое разочарование и горечь за то, что в числе участников Олимпиады не было ни одного представителя России. В 1900 году Бутовский вышел из состава МОК во многом из-за того, что за 4 года так и не смог добиться учреждения на родине Национального олимпийского комитета (он будет создан только в 1912 году). Выйдя из состава МОК, Бутовский многие годы будет продолжать оставаться активным проводником идей олимпизма в России, принимая участие в международных форумах и конгрессах по проблемам физического воспитания и спорта, активно пропагандируя олимпийские идеи у себя на родине.

Афины-1896 и конкуренция
со Всемирной выставкой


Первые Игры современности прошли с большим успехом. Участие в них принял 241 атлет из 14 стран — Игры стали крупнейшим международным спортивным событием, проходившим когда-либо со времён Древней Греции.

Тем не менее, вслед за этим олимпизм столкнулся с серьёзными испытаниями, так как Игры 1900 года совпали с проведением другой важной исторической приметы времени — Всемирной выставки, оказавшись оттеснёнными далеко на второй план. В 1904 году история с Выставкой повторится, к тому же третьи по счёту Игры пройдут в Сент-Луисе (США), с колоссальным количественным преобладанием американских спортсменов, так как элементарно преодолеть океан для атлетов из Европы будет весьма проблематично.

Для «спасения олимпийской идеи» придётся организовать внеочередные (всего 2 года промежутка вместо 4-х) Игры в 1906 году, вновь возвратя их в Афины, на историческую родину. Эта мера сработает, сделав Игры главным международным событием года.
Всемирная выставка в Париже (1900)
«Олимпиада» — четырёхлетний период между Олимпийскими играми, служивший единицей летосчисления у древних греков. Возрождённые олимпийские соревнования по летним и зимним видам спорта проходили в один год, при этом начиная с 1924 года у Зимних олимпийских игр будет введена самостоятельная нумерация, а знакомая нам система, когда сроки Зимних игр сдвинуты относительно Летних на 2 года, будет закреплена только в 1994 году.
Всего до Первой Мировой войны Олимпийские игры будут проведены 5 раз («экстренные» игры 1906 года в итоге окажутся изъяты из официальной нумерации).
«Патриотический профессионализм»

В Олимпийском регламенте обращали на себя внимание два важных обстоятельства.

Во-первых, Игры изначально мыслились соревнованиями между отдельными спортсменами, а не между национальными командами. Однако уже с 1908 года получит распространение неофициальный общекомандный зачёт — определение места, занятого командами, по количеству очков, начисляемых за первые 3 места.

Во-вторых, изначально Олимпийские игры были задуманы именно как любительское соревнование. Считалось, что профессионалы, получающие деньги за занятие спортом, имели нелегитимное преимущество перед теми, кто практикует спорт в качестве хобби.

Оба этих принципа исторически претерпят трансформацию.

Не подчиняясь логике индивидуализации, международный спорт станет своеобразной формой нациестроительства. В утверждении странами себя в соревновательной борьбе с другими любое доминирование или, наоборот, отсутствие в лидерах олимпийского зачёта будут подвергаемы политическому истолкованию в терминах национального престижа.

В то же время спорт будет последовательно профессионализироваться. Несмотря на то, что олимпийское движение до Первой мировой войны будет сохранять верность провозглашаемому любительскому статусу участников, укрепляя позиции олимпизма, его руководители, будучи при этом чаще всего приверженцами «чистого любительства», одновременно будут прокладывать дорогу профессионалам. Основой профессионализации олимпийского спорта явится то, что при достаточно высоком уровне развития профессионализация становится непременным условием достижения выдающихся результатов.

Принятая концепция примата любительства оставалась незыблемой до тех пор, пока в олимпийском спорте доминировали аристократы. Широкая профессионализация олимпийского спорта развернется преимущественно после Второй мировой войны.

В 1913 г. Кубертен напишет: «Олимпизм породил своего рода особый профессионализм, который можно назвать патриотическим. Он был знаком ещё древним грекам… Возрастающий олимпийский энтузиазм и почести, воздаваемые олимпийским чемпионам, подстрекают спортсменов просить у своих государств значительные материальные средства на формирование и командирование на Игры олимпийских команд… Подобное содержание атлета на балансе у нации, не откроет ли оно дверь всякого рода злоупотреблениям… Возможна настоящая революция в спортивном мире. Спортсмены на государственном обеспечении не являются ни профессионалами, ни любителями. Они — солдаты».


Олимпийские игры
и Российская империя


До событий октября 1917 г. спортсмены России станут свидетелями трёх (и участниками двух) Олимпийских игр: в 1908 и в 1912 гг.
Первым русским олимпийским чемпионом станет фигурист Николай Александрович Панин-Коломенкин (1871−1956). Золото, завоёванное им на Играх 1908 года в Лондоне так и останется единственным для Российской империи — основные отечественные олимпийские достижения уже будут связаны с советской эпохой.

Н. А. Панин-Коломенкин
До мирового кризиса, сопровождавшего начало Первой мировой войны, Империя так и не успеет наладить процессы для широкого представительства своих спортсменов на международном спортивном форуме.

Интересно, что в это же время в России получит распространение уникальный феномен — после Игр 1912 года по поручению правительства будет проведён учёт всех спортивных организаций, изучен опыт спортивной работы в 13 странах Европы, и Олимпийский Комитет примет решение проводить Российские Олимпийские игры. Они должны будут выполнят функцию, как сказали бы позднее, формирования «олимпийского резерва».

Первая российская Олимпиада состоится в 1913 г. в Киеве, имевшем стабильные спортивные клубы и приемлемую базу. Целями первой русской Олимпиады стали: 1. проверить и поощрить успехи, сделанные русскими спортсменами за последний год; 2. способствовать установлению в русском обществе правильных взглядов на спорт и возбуждению интереса к физическим упражнениям в общей массе народонаселения; 3. способствовать развитию и объединению деятельности отдельных спортивных организаций.

Вопреки опасениям пессимистов, соревнования привлекли небывалое ранее количество участников — почти 600 человек, прошли организованно и выявили немало перспективных спортсменов. Только в лёгкой атлетике было установлено десять новых национальных рекордов.

Ещё более представительной оказалась вторая Российская Олимпиада, прошедшая в июле 1914 года в Риге. На неё уже собралось более тысячи человек из 24 городов. Некоторые результаты, показанные её участниками, превысили рекорды стокгольмской Олимпиады (1912). Российские атлеты активно готовились достойно выступить на Играх VI Олимпиады. Но начавшаяся война и последовавшие катаклизмы оторвут страну от олимпийского движения на многие годы.
Олимпизм после Первой мировой войны

На время разразившейся катастрофы Первой мировой войны проведение Олимпийских игр будет приостановлено и возобновится только в 1920 году — Российская империя в ряду других уже исчезнет с политической карты. Наступит новая реальность.

Появившийся в 1922 СССР на протяжении тридцати лет не будет представлен в мировом олимпийском движении, вплоть до Игр 1952 года в Антверпене. До 1933 года МОК продолжит считать своим членом от уже несуществующей старой России эмигрировавшего после революции князя Льва Урусова — отказывая в легитимности стране Советов. Здесь интересно как решительно разойдутся два извода Глобального интернационального проекта. Сам Кубертен будет активно бойкотировать СССР.

В то же время в начале 30-х годов он восторженно встретит гитлеровский режим в Германии и будет активно сотрудничать с ним в ходе подготовки берлинской Олимпиады 1936 года. Называя фюрера «одним из лучших творческих духов нашей эпохи», он откроет в Германии Олимпийский институт и даже захочет передать Третьему Рейху права на все свои сочинения.

Многие атрибуты (вроде эстафеты Олимпийского огня) впервые возникнут именно в 1936 году в том числе по причине того грандиозного значения, которое Игры приобретут в глазах Йозефа Геббельса. Кинематографический шедевр Лени Рифеншталь «Олимпия» станет артефактом, зафиксировавшим тот парадоксальный образ, которой примет олимпийский идеал в преддверии Второй мировой войны.
Пьер де Кубертен, впрочем, этого уже не увидит. Он скончается в Женеве 2 сентября 1937 года.

С тех пор Олимпийское движение пройдёт через множество порогов, а его наследие во второй половине XX века и по сей день может осмысливаться очень по-разному, как на языке гиперкритики («Общество потребления» Жана Бодрийяра), так и апологетически («Похвала красоте спорта» Ханса Ульриха Гумбрехта).